КГБУ "ДРП" - Победители конкурса "Всё, что сердцу дорого". Номинация "Уроки мудрости". Проза 2018
Четверг, 2018-12-13, 04:28:49
Краевое государственное бюджетное учреждение
Дом работников просвещения
660049, г. Красноярск, ул. Кирова, 24

Новости Анонс Фотогалерея Видеогалерея Гостевая книга Контакты
Вы вошли как "Гость" Читайте о нас: 
 









 


 




Победители конкурса "Всё, что сердцу дорого". Номинация "Уроки мудрости". Проза 2018

Победители конкурса "Всё, что сердцу дорого".

Номинация "Уроки мудрости"
Проза

1 место

Тараканова Ольга Семёновна

Всё лучшее от жизни – от стихов

Память детства, бисером фрагменты,

                                        Их в узор пытаюсь я сложить.

                                        Те запечатлённые моменты

                                        Память вечно будет ворошить.

 

     С братом Мишей у нас разница в возрасте шесть лет. В детстве, когда тебе ещё нет семи, эти годы кажутся вечностью. А меня со старшими братом и сестрой, кроме «вечности», разделяло ещё расстояние почти в восемьсот километров. Я жила с бабушкой в Минусинске, а они с родителями – в Туве. Но наступало лето, а вместе с ним каникулы у бабушки для Тани и Миши. С их приездом я приобретала значимость в глазах местной ребятни. На скамеечке возле нашего дома по вечерам собирались подростки тринадцати-пятнадцати лет, пели под гитару песни бардов, большинство из которых привозил мой брат, поскольку в провинциальный Минусинск всё передовое приходило позже, чем на всесоюзную стройку «Туваасбест». Молодёжь расходилась с наступлением темноты. Меня бабуля укладывала спать вовремя. Но, сославшись на духоту, можно было открыть окно или пойти спать в сени – и слушать, слушать, засыпая под волшебные звуки струн. Это было моё первое знакомство с авторской песней.

     Когда я перешла в восьмой класс, мой брат вернулся из армии и устроился работать шофёром. Несколько раз за лето я проехала с ним по кольцу: Ак-Довурак – Кызыл – Минусинск – Абаза – Ак-Довурак. Дорогой мы читали друг другу стихи. Он мне – Э.Асадова, В. Тушнову, А Вознесенского, Б. Ахмадулину. Я вспоминала стихи из школьной программы, читала свои собственные и поэтессы, с творчеством которой познакомилась случайно.

     Случай этот произошел в школе. Начну с предыстории. Последнюю четверть пятого класса и последующий шестой я училась в Ак-Довураке, жила у мамы. Уровень преподавания в Минусинске был выше, там я была хорошисткой, а в Туве сразу стала отличницей. А тут ещё на уроке английского не просто перевела содержание стихотворения на русский язык, а сделала поэтический перевод. И началось! То для гостей в классе попросят почитать, то на торжественной линейке выступить. Но одно дело – выйти к школьной доске или на линейке сделать всего шаг вперёд от своего класса. А тут такое! Меня позвала в пионерскую комнату учительница, которая в нашем классе не преподавала. Объяснила, что готовится школьное мероприятие, где нужно будет читать стихи со сцены. Я представила, как стою одна на возвышении перед огромным залом, и заупрямилась. Учительница обошлась без нравоучений, смогла разговорить меня, выпытать, в чём причина отказа. Я призналась, что не только боюсь выходить на сцену, но и очень стесняюсь, потому что некрасивая, горбоносая. Моя собеседница достала фотографию женщины, профиль которой мне напоминал мой собственный, улыбнулась и спросила: «Знаешь, кто это?» Я не знала. «Это поэтесса – Анна Андреевна Ахматова, - зазвучали нотки восторженности в голосе учительницы, - Её считали одной из красивейших женщин Петербурга. Ты немного на неё похожа». С этого момента комплексы меня постепенно стали покидать и появился интерес к творчеству Анны Ахматовой, а позже – и к другим поэтам Серебряного века.

     В моей жизни было ещё много людей, которые формировали интерес к поэзии, укрепляли мою уверенность в собственных способностях к стихосложению. Это корреспондент газеты «Искра Ильича» Татьяна Фурдык, которой я приносила свои стихи, эссе, школьные заметки. Это, конечно же, поэтесса, руководитель литобъединения при газете «Тувинская правда» Светлана Козлова, письма которой я храню до сих пор. Это и руководитель курса режиссуры Лев Алексеевич Нюхалов, которой единственной мне из своих студентов разрешал в сценарной работе использовать стихи собственного сочинения. Но первым, кто заметил, что ребёнок рифмует слова, и кто очень хотел, чтобы внучка стала поэтессой, был мой дедушка – Фёдор Иванович Аникин. Если бы он не ушёл из жизни слишком рано, моя жизнь сложилась бы иначе. Думаю, самое главное – он оказал бы влияние на выбор моей будущей профессии. Но сложилось, как сложилось. Правда, неудачное замужество надолго оторвало меня от творчества. Всё чаще стали заходить в мой дом трудные жизненные ситуации и всё реже муза. Только когда я подняла, выучила двух своих сыновей,  как бы вспомнила, что у меня есть долг перед памятью деда, перед всеми людьми, кто верил в меня. Сейчас я осознаю, что в самые трудные минуты свет их души помогал мне идти вперёд, а благодаря стихам происходило всё лучшее в моей жизни.

 

                                            В печали и в радости друг долгожданный,

                                            О, муза! к тебе я взываю в тиши.

                                            Ты знаешь о всех сокровенных желаньях

                                            Моей, не понятной сомой мне, души.

                                            ………………………………………………

                                            Святая тебе совершается месса

                                            В звучании сердцем рифмованных слов.

                                            Известной не стала пусть я поэтессой.

                                            Всё лучшее в жизни моей от стихов.

1 место

Болтунова Елена Николаевна

Что такое счастье?   

    Шел июнь 1941. Тогда еще никто не понимал, что началась страшная, уродливая и чудовищная, по своей сути, жестокая и безжалостная война, не щадившая ни стариков, ни женщин, ни детей. Маленькая Нюрочка с братиком и сестренкой, мамой и бабушкой Макридой провожали на фронт любимого человека: мужа, сына, папочку. Нюрочка не могла понять, почему мама повисла на шее у отца и не хочет его отпускать, а братик с сестренкой схватились за подол пиджака и просят не бросать их. Только Нюрочка, сидя на руках у папы, вытирала горячие слезы с его щек. А бабушка рыдала навзрыд, обнимая, целуя и крестя своих троих сыновей: Николая, Ивана и Егора. Кто бы тогда знал, что они больше никогда не увидят друг друга. Что папа никогда больше не подойдет к кроватке дочки и не поцелует, уходя на работу. Но это будет после, а сейчас у каждого была своя задача: у солдат – защищать от фашистов Родную землю, детей, матерей, отцов. У женщин, детей, стариков – помогать фронту продовольствием. Была задача и у маленькой Нюрочки: помогать братику и сестренке по хозяйству, по дому и ждать маму. Как же девочка по ней тосковала, ведь она ее почти не видела. Мама уходила на работу ни свет ни заря и приходила затемно. А во время уборочной страды их труженица возила из Сухова в Тасеевский хлебоприемный пункт зерно. Дорог не было, и во время распутицы лошади застревали, женщинам приходилось семидесятикилограммовые мешки с зерном выгружать с телег, вытаскивать лошадей, снова загружать зерном. За время такой поездки могли выгружать и загружать в течение пяти - десяти раз. Приходилось все делать быстро. Эшелоны, груженные зерном, должны были отправляться из Канска без опоздания. Но даже самая тяжелая, неподъемная работа, не могла помешать материнскому сердцу, сжиматься от тревоги: «Как же мои малютки? Живы? Здоровы? Голодны? А дети ждали. Каждый стук заставлял детское сердечко биться сильнее. На уставшую мать смотреть без боли в груди было невозможно. Они окружали ее, целовали, каждый тянул ручонки, чтобы погладить исхудавшее до неузнаваемости лицо, распухшие от работы и от холода пальцы, загрубевшие руки. Это были самые счастливые для ребят минуты в их детской жизни. И в то же время не по годам повзрослевшие дети понимали, что это всего лишь минутные слабости. Они знали, что нужно держать себя в руках, расслабляться некогда. Старший Шура вместе с другими ребятами помогал взрослым в поле, на конюшне, а девочки, взяв женскую работу в свои маленькие ручонки, суетились по дому. Не до детских было игр в куклы и машинки. Весной, когда с едой было совсем плохо, сестренки отправились в поле за картошкой. Да, она была мерзлая, но это все же была картошка. Как маленькие муравьишки, они ползали по сырому, грязному полю, собирая мелкую, гнилую, грязную картошку. Вымыть тщательно не удалось, поэтому драники, старательно испеченные детьми, хрустели на зубах. Мама, конечно, не наелась, но сказала своим хозяюшкам: «Огромное спасибо». О, сколько радости она увидела в детских глазенках.

Однажды утром, это было часов пять, Нюрочка проснулась от нечеловеческого женского воя. Он усиливался. Девочка вышла во двор и увидела картину, которую забыть не сможет до конца своих дней. В огородах, повернувшись лицом к западу, стояли женщины, одной из них была её баба Макрида. Они не рыдали, они выли, как волчицы, потерявшие своих детенышей. Просили у Бога, чтобы сыночки родимые, любимые вернулись с войны живыми. Горько наплакавшись, они возвращались в свои дома жить. Да, жить! Страдать, работать, снова страдать, по своим сыновьям, и жить! Они верили, хотели верить: закончится война, и вернутся их дети, а они спокойно будут доживать свою старость, пусть работая, не разгибая спины, пусть в нищете, но в мире. Увидят взросление сыновей, их первые серебряные нити в волосах, первые морщинки и правнуков! Разве это не счастье! На том и живет человек: на вере, надежде, любви.

Прополов грядки, девочка вошла в дом и увидела маму, рядом сидела бабушка. «Мама дома, так рано!» Нюрочка обрадовалась, подбежала к маме, убрать выбившиеся из-под платка волосы, но мама, как будто дочь не замечала и смотрела в одну точку. В руках она держала бумажный треугольник. Казалось бы, простая бумага, но какая страшная информация в ней содержалась. И только бабушка со стоном выговаривала: «Сиротинки вы мои маленькие, нет больше вашего папы. Нет моего сыночка». А потом еще похоронка на Егора. А через некоторое время извещение о том, что Иван пропал без вести. Господи, как человек может вынести горе, упавшее огромной каменной глыбой. Страдание, накрывшее черным крылом. Но выдержали, выстояли, не потеряв достоинства человеческого, не растеряв любви, оптимизма, жизнелюбия и человеколюбия. Война, как огнедышащий дракон, пролетевший по русской земле, осиротила семьи, забрав любимых, дорогих людей. Оставила за собой, как чума, голод, разруху. Оставила на многие годы раны на сердце. Но жизнь продолжалась. Дети росли, помогали маме, поддерживали бабушку, совсем постаревшую после гибели сыновей.

Нюрочка, любимица в семье - это моя мамочка, милая, нежная, добрая. Ребенок, рожденный в тридцатые годы. Цветочек, опаленный пеплом войны. Девочка, лишенная детства, отцовской любви, тепла. Но сколько же в ней осталось жизнелюбия, оптимизма! Нас у нее четверо, и на всех хватает любви. За каждого переживает, помогает словом, делом. А в 2017 году правительство приняло указ: выплачивать на Девятое мая детям войны тысячу. Моя мамочка купила на эти деньги одеяло.

-Зачем ты купила? – спросила я. Мама на меня посмотрела взглядом обиженного ребенка, а в глазах, полных слез, я прочитала столько страдания, горечи:

- Доченька, это папины деньги. Это его подарок. Накрывшись одеялом, я, словно, почувствовала тепло его сердца. Ведь мне всю жизнь его не хватало. Не хватало его любви, внимания, заботы, ласки. Папочка у меня был хороший.

У меня в груди все клокотало. Я сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Ведь мне казалось, что я все знаю о самом дорогом человечке. Оказалось, нет. В душе она, Анна Николаевна, уважаемый человек, мама четверых взрослых детей, восьмерых внуков, десяти правнуков, осталась той девочкой, доченькой, любимицей папы. Как она, оказывается, скучает по своим родителям, как ей хочется прижаться к ним и стать вновь маленькой. Ведь недаром говорят: «Пока родители живы, мы все дети». Мне захотелось обнять, прижать к себе мою девочку, подружку (таковой я считаю маму) и никогда не отпускать от себя. Хотелось накрыть мою самую любимую, самую лучшую на свете мамочку нежным крылом Ангела, чтобы уберечь от невзгод, от несчастья, грусти и печали. И мне подумалось вдруг: мы все чего – то ищем: счастья сказочного, роста карьерного, денег больших. А не замечаем самого главного, что счастье это мир в мире, это здоровье и присутствие рядом с нами наших родителей: их забота, внимание, советы, поддержка. Это здоровье, счастье наших детей. Что такое счастье? Вот оно, рядом, прикоснись!

 

2 место

Егорова Галина Васильевна

Сказка о еже, который надежду искал    

    Жил – был где – то в сказочном лесу большой добрый еж. Он был такой добрый, что не боялись его колючек ни птицы, ни жучки, ни паучки. Дружили с нашим героем и белочки, и зайцы, и бурундуки с полосатой шерсткой.

И вот однажды у ежа появилась дивная мечта. Он так захотел увидеть свою любимую цветочную поляну свысока, что даже во сне ему стали сниться такие сны. Как – будто он парит среди пушисто – зефирных облаков и касается их своими коротенькими лапками. А потом вдруг начинает ловить, непонятно откуда взявшиеся, разноцветные воздушные шарики. Да так уж старался, что падал с облаков и просыпался на полу. И тогда ежик понимал, что это всего лишь ему приснилось. Но какой же чудесный и волшебный был этот сон!
А на утро ежик умывался хрустальной росой с васильковым ароматом, принимал солнечную ванну и направлялся в гости. Сначала он заглядывал к мышке – полевке. Угощал ее зернышками, собранными на соседнем злаковом поле. Они пили теплое молоко и читали местную лесную прессу. А как же? Все жители леса получали свежие газеты и журналы, письма от друзей и открытки с поздравлениями. Ведь очень важно и полезно быть в курсе событий, знать, что в мире делается. Особенно ежика интересовали рецепты из рубрики здорового питания. Оказывается, если употреблять в пищу ягоды, овощи, фрукты, укроп, петрушку и сельдерей, то колючки будут крепкими и острыми, зрение улучшится, а силы станет немерено. Вот, обо всем этом ежик любил рассказывать всем своим друзьям. И с белкой обсудить здоровый образ жизни, и лисе совет дать, как сохранить красоту и молодость. Вот только не было рецепта в журналах, как ежику мечту заветную осуществить. От этого день за днем начала нашего героя тоска и грусть одолевать. Что делать? И решил тогда ежик к сове обратиться. Ведь она такая большая и мудрая. Она все знает!
Не дожидаясь жаркого полудня, еж побежал к дуплу совы. Да только забыл, что днем совы спят, а уж ночью ведут активную жизнь. Как ни стучал, ни звал – все бесполезно. Крепким сном после трудовой ночи спала совунья. Пришлось ежику ждать до самой темноты. Улегся он под деревом клубочком и опять стал размышлять о своей мечте. Ну почему не получается ее осуществить, почему так грустно?
Наконец – то наступил тихий летний вечер, повеяло прохладой. Сова проснулась, сладко зевнула и спустилась на землю. - Здравствуй, ежик! Ты, случайно, не меня тут поджидаешь? – спросила сова.
- Добрый вечер, любезная! – ответил еж. – Конечно тебя жду. Ты же самая мудрая и смышленая в нашем лесу. Вот скажи, почему я никак не придумаю, как мечту свою воплотить в реальность? Ни в газетах, ни в книгах не нашел я рецепта.
Призадумалась мудрая сова, походила по тропинке туда – сюда.
- А ты знаешь, ежик, я думаю так. Где – то ты свою надежду потерял. Вот оттого – то и не может мечта твоя сбыться.
- Надежду? Побегу скорее искать ее! Спасибо тебе!
И побежал ежик назад, надежду свою искать. Забежал к белке и спрашивает:
- Белка, скажи, я у тебя надежду не оставлял?
- Нет! – ответила белка.
Дальше побежал еж. Но ни у зайца, ни у мышки – полевки не оказалось его надежды.
- Где же я мог ее потерять? – рассуждал вслух ежик. – Ведь от этого зависит моя мечта.
Так он и уснул в своих мыслях. И снова видел воздушные шарики, радугу, цветочные поля и зефирные облака. А на утро ежика просто осенило!
- Понял! – закричал он. – Я знаю, где искать надежду. Она всегда была со мной, пока я не стал сомневаться в своих силах. Теперь я точно смогу воплотить мечту в реальность.
Ежик вдруг вспомнил, что видел неподалеку привязанный к подсолнуху воздушный шарик.
- Вот на нем я и полечу! – воскликнул еж.
И уже через несколько минут он касался воздушно – зефирных облаков и любовался свысока любимой цветочной поляной. И уже в следующем выпуске новостей был рецепт от ежика «Как осуществить мечту». Оказывается, все очень просто! Берем надежду, веру, огромное желание и все перемешиваем. Никогда нельзя терять свою надежду, уж ежик теперь это точно знает!

 

2 место

Копленко Ольга Михайловна

Дом, дарующий свет​​​​​​​   

    - Дом, дарующий свет…- прочитала задумчиво маленькая девочка Маша на магнитике, который мама привезла с поездки.

Мама Маши приехала очень довольная и радостно, с блеском в глазах рассказывала своему любимому мужу о поездке в Красноярск, о каком-то конкурсе, о победе…

- Мама, - перебила Маша мамин возбужденный рассказ, - а что это за дом?

Мама взяла на руки Машу и понесла ее в спальню, приговаривая:

- Доченька, это волшебный дом! Я тебе обязательно о нём расскажу, но сейчас тебе пора спать.

- Ну, мама, расскажи сейчас. – Стала упрашивать Маша маму.

- Нет, уже поздно! Спокойной ночи, моё солнышко.

Мама поцеловала доченьку в розовую щечку и тихонько прикрыла дверь в комнату.

- Спать, спать, - проворчала Маша,- а завтра сядет за свои планы и будет писать, писать… и ничего не расскажет…

Маша закрыла глаза, и даже проваливаясь в сон, её не переставал мучить вопрос: «Что же это, за дом такой?»

***

- Ой, где это я? – спросила, озираясь вокруг себя Маша.

Девочка стояла посреди пустынной улицы напротив дома, который был нарисован на магнитике.

- А это ты возле дома, дарующего свет! – услышала Маша в ответ.

Маша обернулась и увидела рядом маленького, бородатого, странно одетого мужичка, который растянулся в широкой улыбке на удивленный взгляд девочки.

- Какой же это дом, дарующий свет?! Там же даже света нет! – угрюмо ответила Маша.

- Так ведь ночь, – снова улыбнулся мужичок. – Дарующий свет – это в переносном смысле. Он свет в душе открывает! – важно добавил он. – Пойдем, я тебе покажу и познакомлю с этим домом?

- Никуда я с вами не пойду! – отпрянула Маша и подозрительно добавила. – Я вас не знаю!

- Не хочешь, как хочешь! До свидания!

Мужичок резко развернулся и пошел по направлению к дому. Маша фыркнула и отвернулась, и в этот момент ей стало жутко страшно. Она побежала за мужичком с криком:

- Дяденька, дяденька, подождите! Я согласна, показывайте свой дом!

Мужичок остановился и строго посмотрел на Машу:

- Ты же меня не знаешь! - прищурив глазки, сказал он.

- Ну, ладно, не обижайтесь! Меня зовут Маша, – представилась Маша.

- А я – Хранитель Дома просвещения! – гордо сказал мужичок.

- Сторож, что ли? – спросила Маша.

- Какой ещё сторож?! – удивился Хранитель.

- Ну, на охранника вроде не похож, значит сторож.

- Я не сторож и не охранник! Я Хранитель!

- Понятно, два через два работаете, как мой дедушка. Он мне с зарплаты всегда мороженое покупает, – вспомнила Маша.

- Стоп! – резко остановился Хранитель. - Так этот мужик, который ночами сидит на вахте, смотрит телевизор, спит, утром уходит, зарплату получает?! Я значит, дом оберегаю, а он зарплату получает! Беспредел!

Маша с большими от удивления глазами смотрела на мужичка, наконец, стала догадываться, кто перед ней стоит.

- Вы, что домовой? – почти шепотом спросила Маша.

- Лучше! – важно сказал Хранитель. – У меня задачи поважнее, чем у обычного домового!

Маша решила на всякий случай согласиться, а то мало ли, оставит одну на тёмной улице. Они потихоньку вошли. Сторож спал, иногда тишину прерывал его храп.

- И он получает зарплату – ворчал Хранитель, пока они с Машей поднимались по лестнице на второй этаж. – Ну, вот теперь можно зажечь лампу.

Комнату освятил свет от лампы. Маша с интересом стала смотреть вокруг.

- Присаживайся, сейчас, я тебе расскажу, какие чудеса тут творятся! – загадочно сказал Хранитель.

Он быстро убежал и вернулся с большим альбомом. Хранитель сел рядом с Машей и аккуратно открыл первую страницу. Зал наполнился необыкновенно ярким, волшебным светом и перед Машей замелькали лица добрых, увлеченных своим делом людей. Он рассказывал ей историю Дома просвещения, от которой у Маши по коже бежали мурашки…

Прервало его рассказ урчание в животе у Маши. Девочка виновато улыбнулась и прошептала:

- Я кушать хочу.

- Ой, так чего же ты молчишь?! – засуетился Хранитель, отложив альбом. – И я совсем не подумал, старый дурень! Давай скорее чай пить!

Он быстро забегал из комнаты в комнату и через минуту на небольшом столике стояли две чашки с горячим чаем, баранки и вазочка с конфетами. Маша с удовольствием стала жевать баранки запивая чаем. А Хранитель продолжил рассказ…

- Вот такой чудесный дом для всех педагогических работников, – подытожил Хранитель.

- Понятно! Так вот куда моя мама каждый год ездит, - довольная своей догадливостью сказала Маша.

- А кем твоя мама работает? – спросил Хранитель.

- Моя мама учительница, - ответила Маша.

- А ты кем хочешь стать, когда вырастешь? Наверно тоже учителем?

- Вообще-то, я хочу стать манекенщицей! – фыркнул Маша.

- Это еще что за чудо-юдо? – удивился Хранитель. – Маникто?

- Манекенщицей! Это когда самые красивые девушки ходят вот так.

Маша спрыгнула со стула и стала дефилировать по залу. Хранитель смотрел и хмурился, а Маша старалась, вышагивала, крутилась.

- Глупости, какие-то эти манике.. манеку…тьфу, ты, не выговоришь! – неодобрительно махнул головой мужичок. – Ходить туды-сюды, ну, что в этом интересного!? Вот учитель, это я понимаю! Для учителей и фестивалей, творческих много, участвуй, не хочу, а ты какой-то маненикудышницей собираешься стать!

Хранитель захлопнул альбом и насупился.

- Хранитель, - тихонько позвала Маша, - я же ещё не решила, кем буду, может и учительницей… Только это трудно – детей учить, когда они не хотят учиться…

Маша села рядом с мужичком и заплакала. Хранитель удивленно посмотрел на Машу.

- Ты чего Машенька плачешь?

- Маму жалко…- навзрыд ответила Маша, - и себя…

Ещё больше заплакав, добавила девочка. Хранитель обнял Машу и стал рассказывать ей, какая удивительная профессия педагога… Маша слушала и с каждым словом Хранителя убеждалась, что уже совсем не хочет быть манекенщицей.

***

- Машенька, просыпайся, пора в садик, - услышала сквозь сон Маша мамин голос.

Маша открыла глаза и бросилась в объятья мамы.

- Мама, ты меня должна срочно записать на танцы, на рисование, на пение, в спортивную секцию, в театральную студию и …и…и…

Мама с удивлением прервала её перечисления вопросом:

- Маша, зачем тебе столько? С тобой всё хорошо?

- Мама, я решила учительницей стать, а там ведь ух, как много всего надо уметь! Давай скорее собираться, а то ты на работу опоздаешь! Кто тогда детей учить будет? Ведь ученье свет, а не ученье - тьма!

Мама не находя слов в ответ дочери, стала помогать собираться Маше. Когда они уже стояли у порога и собирались выходить, Маша быстро побежала на кухню и сняла с холодильника магнитик с надписью: «Дом, дарующий свет», положила его в карман и выбежала к ожидавшей маме.

По дороге в сад Маша поглаживала магнитик и тихонько нашептывала:

- Хранитель, мы обязательно с тобой ещё встретимся. Ты мой новый друг, который подарил мне свет!

 

3 место

Шалунов Геннадий Алексеевич​​​​​​​

 В последний путь

    Степан Дмитриевич, бывший красавец – моряк, а теперь старый, больной человек, похоронив жену, и вовсе сдал. Дети разъехались кто куда в поисках высокого заработка, и он, вдовец, уже ничего не хотел от жизни, так бы, наверное, и помер от скуки, да младшая дочка привезла к нему сына Петьку,

– будет с кем перемолвиться словом.

- поступишь в техникум – учись прилежно,- строго она наставляла сына. - И деда слухай. Помогай. Береги его, не расстраивай, понял?

Петька кивал коротко остриженной головой да шмыгал носом.

Так и зажили вместе внук да дед в полном согласии.

Успехи внука радовали старика. Петька вовремя возвращался из техникума, обедал, садился за уроки. Не гнушался и домашней работой. Степан Дмитриевич не нарадуется: «Вот те и дочка - одна, а воспитывает ребят по нашим, семейным правилам!»

Время бежало быстро, но еще быстрей, прямо на глазах менялся внук Петька. Теперь он уже являлся домой поздно. За уроки не садился и был какой-то взвинченный, дерганый, грубый – совсем чужим стал. Он быстро освоился с городской улицей, завел друзей , которые бесцеремонно вваливались в квартиру и, не спрашивая разрешения, закуривали, включали магнитофон на всю катушку. Старик молча наблюдал из своей комнаты за потехой парней и вспоминал свою молодость. Эх, скинуть бы с плеч годов этак тридцать- турнул бы этих сопляков из квартиры вон! И тут он почувствовал, как больно кольнуло в груди. И как бы в ответ на эту боль заныли фронтовые раны.

Из соседней комнаты доносились отрывки фраз, пугающие жестокостью:

СМОТРЕТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ

 

Copyright КГБУ Дом работников просвещения© 2018

»Календарь новостей
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
»Форма входа
Логин:
Пароль:
»Друзья сайта
»Подписка на новости

E-mail *:

Введите цифры *:




»Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1365