Пятница, 2017-11-24, 12:38:18
Краевое государственное бюджетное учреждение
Дом работников просвещения
660049, г. Красноярск, ул. Кирова, 24

Новости Анонс Фотогалерея Видеогалерея Гостевая книга Контакты
Вы вошли как "Гость" Читайте о нас: 
 











 


 




Произведения
Маме
Я не успела тебе добрых слов сказать.
Всё злилась. Почему сама не знаю.
Не верила, что можно опоздать.
И лишь теперь я это понимаю.

Как мне хотелось нежности твоей,
Чтоб головой в коленки – спать так до рассвета,
Чтоб назвала меня ты дочерью своей….
Я б всё на свете отдала за это!

Но между нами встала вдруг стена – 
Стена непониманья и обиды.
Когда ж меж нами выросла она
И на кого она имеет виды?
                        
А я ночами о тебе грущу,
И вижу сны, где вся семья на месте.
Я видно, даже там тебя ищу….
Но я одна, и мы с тобой не вместе.

И лишь когда оставшись в тишине
Себе поплакать вдоволь разрешаю,
Как грустно, что никто не может мне 
Собою маму заменить, я понимаю.

И от того ещё тревожней мне,
И льются слёзы как слова на строчку.
И вновь под утро в беспокойном сне
Свою оставишь без ответа дочку.


Канску
Два берега твоих, как две руки,
Держащих на ладонях чудный город.
Здесь все мои друзья и земляки.
В моих воспоминаньях каждый дорог.
Здесь детство босоногое моё,
Под шёпот трав и птичье щебетанье,
Как камешком опять стучит в окно,
Как будто делает в любви признанье.
И тихий бег усталых вод твоих
Меня как в детстве успокоит разом.
Мы здесь встречали зори на двоих
И помнили мы все твои проказы.
Когда весной бурлил некрепкий лёд
Мы ждали от тебя сюрпризы.
Боялись мы весенних твоих вод.
Ведь у погоды есть свои капризы.
Не раз по берегам твоим, мой Канск,
Вставали новостройки из бетона.
И уезжая к прочим берегам
Я помнила вкус хлебного батона.
И в сердце навсегда есть уголок,
Где я храню все встречи и разлуки.
И как бы ни был в жизни путь далёк,
Пусть любят город свой и мои внуки.


О моряке
Тихонько сяду у огня,
Возьму блокнот и ручку,
И напишу про якоря,
Про море и про тучку.
Про брамсель, рею и про шкот,
Про самый сильный ветер.
Про то, что белый пароход
Дороже всех на свете.
Когда-то папа песню пел:
«Сошёл моряк на берег…»
И синь волны, и белый мел
В тельняшке сине-белой.
И брюки клёш, и лент волна
Тревожат чью-то душу.
И принимают леера 
Волны солёной тушу.
Скрипит бизань и парус рвёт,
Взлетают брызги к небу.
Он только морем и живёт
И где он только не был.
«Моряк  вразвалочку сошёл…»
Куда сошёл и где он?
Да видно в море вновь ушёл,
Где шторма дикий демон.
А я сижу всё у огня,
Рисую на бумаге,
И вспоминаю моряка,
Дивлюсь его отваге.
Жюль Верн писал, Хемингуэй
И Айвазовский тоже.
Но у меня-то опыт чей
Носить морскую кожу?  


Раздумья
Проще взлететь бескрылой,
Биться о борт волною,
Быть для кого-то милой
Или совсем одной.
И нерастраченным сердцем
Взять на себя вину.
С маленьким, тёплым тельцем
Снова создать семью.
Мысли скребут под крышей
В сонной моей ночи.
Может не мысли, мыши.
Дети, совсем одни.
Стоя на перепутье
Выбрать бы часть дорог
Где бы из баламутья
Выбраться мог сынок.
Дети, чужие дети,
Может они мои?
В дом бы вас взять из клети,
Чтобы на век свои.
Мысли мои как птицы
Мчатся под облака.
Чтобы уже не сниться,
Чтобы в руке рука.


Я – не много, не мало
Лишь ожившая книга.
Где когда-то писалось
Про монгольское иго.
От рожденья до ночи,
Что судьбою зовётся,
Их несметные очи 
Мне судьбину пророчат.
Я – не много, не мало – 
Лишь чернила страничек.
Слишком рано узнала –
Только брат и сестричка.
В круговерти вселенной
Много звёзд в апогее.
Не хочу быть нетленной,
Только той, что нужнее.
Рано крылья сломала
Отражением мига.
Вы писали скрижали,
Но на теле верига.
Я – не много, не мало – 
Лишь открытая книга.
Может, чьё-то зерцало,
Может, птица индиго.


Я мысленно стою на берегу,
У времени, украв кусочек счастья.
Хотя и знаю, что в момент ненастья
Я от своей судьбы не убегу.
Но наплевав на все законы бытия
Я улетаю в мир иллюзий и забвенья, 
Лишь для того, чтобы собрать каменья,
Что из-за пазух метятся в меня.
А мне так проще – в мире не реалий
Смеяться от души и быть собой.
Но в тот момент, когда придёт покой
Не нужно  не фанфар и не регалий.


Туманной поволокой застилает
Холодный лёд уснувшего окна.
А за туманом тихо умирает 
Уставшего ярила ядовитая охра.
Средь всполохов небесного светила
Железо крыш играет янтарём,
А в канделябре свечка закоптила,
Но вновь всплеснула радостным огнём
И мягкий плед, и кресло у камина…
На полках дремлют Пушкин и Гомер…
Но вдруг повеяло лавандой и жасмином
И на французском зазвучал Мольер.
И тихо скрипнула резьбою этажерка,
И фуги Баха под аркадой крыш,
И отблеск по стеклу скакнул как белка
И наступила вдруг такая тишь.
Лишь маятник часов, разматывая время 
Свой ход старинный не остановил.
И дом уснул, неся людское бремя.
А сам он лично Шуберта любил.


Посвящение Алитету Немтушкину 
Мне нагадали кукушки,
Что наяву и во сне
Встречу тебя, друг Немтушкин
С северной песней в душе.

Пусть комары тут и мушки –
Жил здесь и прадед и дед.
Это судьба – друг Немтушкин,
Что ты душою эвенк.

Рыбы, замершие тушки
Режу ножом – сугудай.
Знал ведь и ты, друг Немтушкин
Сердца любимого край.

Щиплет олень на опушке
Ягеля серого край.
Верил и ты, друг Немтушкин –
Тундра для эвенка – рай.

Тает в котле на печушке
Снега вчерашнего ком.
Счастлива я, друг Немтушкин,
Был ты со мною знаком.

Мокнут замершие сушки,
Чайник кипит на огне.
Свиделись, друг мой, Немтушкин,
Жалко, что только во сне. 


Да  пусть отмерена мне жизнь,
Но только всё решаю я,
Какую подлость совершить
И предаются ли друзья,
Кому помочь, кого жалеть,
С кем разделить обед и кров….
И так на протяженье лет
Копаю яму или ров.
Дороги ровной не бывает:
Вот здесь ухаб, а здесь кювет.
За всё, что в жизни совершаешь,
За всё потом даёшь ответ. 


Поэт, поэт! Иль спит немая Муза?
Иль у тебя закончился запал?
Стихи писать, не уж-то ли обуза,
Иль эту жизнь ты просто так проспал?
Не дремлет враг. Памфлетом и сонетом
Он заменил уж многие умы.
А мне так стыдно, перед этим светом,
Что мы молчим, почёсывая лбы.
На сонный нерв плесни ещё елею,
Чтоб рифмами души взорвался мозг.
Доколь терпеть с экранов ахинею?
Как в старину, не лучше ль всыпать розг?!


"Скучаю"
Дождливый вечер. Греюсь у огня.
Холодный ветер. Мысли про тебя.
Душа в смятенье. Кудри у виска.
Стихотворенье. Глупая тоска.
А ты не рядом. Мысленно с тобой.
А я не рада. Ты забрал покой.
Сижу, скучаю. Музыка вдали.
Вот кружка чая, Сальвадор Дали.
Возьму мольберт я, напишу сюжет.
Ты - Кай, я – Герда. Только, где ответ?
В холодном замке – застывшая слеза.
В оконной рамке твои горят глаза.
Люблю и плачу. Как одинок мой день.
Что это значит? Зачем на солнце тень?
Зачем улыбки и праздные слова?
В тумане зыбком кружится голова.
Я так скучаю! Да разве ты поймёшь!?
Души нечаю. Когда же ты придёшь?!


Дождь
Падала с неба вода
В лужи, небесная влага,
В реки, поля, города…
Чистое, мокрое благо.
Бисером билось в асфальт,
Маслом в пучину морскую.
И поднимало как таль
Тихую песню мирскую.
С шумом неслось босиком
Вдоль по зонтам и по шляпам.
Серым, промокшим бинтом
Уличных лент опоясав.
Из не закрытых кранов,
Божьих, небесных колодцев
Всех – и друзей, и врагов –
В мокрых промокших уродцев.
И бесновалась вода
В три дня пресытивши землю.
Словно стихия огня
Билась, агонии внемля.
И наигравшись с дождём,
Медленно так затихая,
Солнцем, блеснувшим огнём,
Радугой ввысь вырастая.


Осень
Печальный ветер, тишину нарушив,
Сорвал у клёнов золотой наряд.
И сходу на меня весь дождь обрушив,
Махнул к рябинам, что огнём горят.
Я улыбнулась вслед повесе-ветру,
Как жаль, с тобой умчаться не могу.
А ты лети, склоняй к запруде ветлу,
Пусть заплетает косы поутру.
А под ногами лист багряный стонет:
Он, то шуршит, а то скрипит как дед.
А на реке ковёр лежит не тонет
И, кажется, что речка просто спит.
Как будто спит, укрывшись одеялом,
Что осень шьёт из разных лоскутов.
Она сама одёжки примеряла,
Достав товар из тайных закутов.
И стихнет ветер, и опять взгрустнётся.
И вспомнится о чём-то дорогом.
Светло на сердце. Осень улыбнётся
И вновь осыплет золотым дождём.


Мне опять стали сниться сны.
Чтоб к тебе мне не возвращаться,
Я дождусь своей новой весны
И опять полюблю, может статься.
Но, а если не суждено,
Хоть об этом давно я знаю,
Всё, что светлого было дано,
Я с тобою, мой друг, оставляю.
Мне не трудно. В моей душе
Так тепло от воспоминаний.
Потому как, любовь уже
Для меня перестала быть тайной.
Всё, что может она подарить -
В моём сердце цветной зарницей.
Я хотела тебя любить.
Я желала тебе быть птицей,
Синей птицей в твоих руках,
Чтобы вдаль унестись в мечтаньях.
На таких родных облаках
Исполнять для тебя желанья.
Только ты можешь всё вернуть,
Лишь скажи, что тебя нужна я.
Я на этот нелёгкий путь
Возвращусь белой птицей рая.
Copyright КГБУ Дом работников просвещения© 2017

»Календарь новостей
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
»Форма входа
Логин:
Пароль:
»Друзья сайта
»Подписка на новости

E-mail *:

Введите цифры *:




»Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1306