КГБУ "ДРП" - Шалунов Геннадий Алексеевич​​​​​​​  В последний путь
Понедельник, 2018-12-10, 04:45:51
Краевое государственное бюджетное учреждение
Дом работников просвещения
660049, г. Красноярск, ул. Кирова, 24

Новости Анонс Фотогалерея Видеогалерея Гостевая книга Контакты
Вы вошли как "Гость" Читайте о нас: 
 











 


 




Шалунов Геннадий Алексеевич​​​​​​​  В последний путь

- Заткни хайло! Как врежу падло!

- … лезешь к моей сколопеде…

- Пацаны, хватит тямку ломать - кольнемся по дозе и разбежимся…

- Кто в следующий заход достает наркоту7

- Петькина очередь, дурнина его прошла!

- Мои баксы поют романсы.

- Предка тряхни…

Внезапно все стихло. « И вправду разбежались,» - подумал Степан Дмитриевич и, превозмогая боль, поднялся, вышел из комнаты.

Петька, скорчившись, сидел на диване с перекошенным ртом, то ли хотел улыбнуться деду, то ли заплакать. В воздухе плавал табачная синь. Кроме дыма пахло еще чем-то неприятным.

- Бросил бы ты курить, Петька, - сказал Степан Дмитриевич.

- У меня долги дед,- жалобно протянул внук.

- В нашем роду курящих не было. Один вред от той соски…

- Фраера побить могут, если не отдам долги вовремя.

Петька знал: каждый месяц пятнадцатого числа, деду приносили пенсию и бесцеремонно забирал половину. А сейчас этой половины мало, чтобы рассчитаться с долгами.

- Дай денег, дед, я знаю у тебя есть, сберкнижку видал. Гори все внутри, мочи нет, - слезливо тянул он.

- Лишних денег у меня нет, - строго ответил Степан Дмитриевич. И уже помягче добавил: - Ведь голодать станем, Петька, а до пенсии еще далеко.

- Перекантуемся, дед… Картошка есть, капуста, сало… Мать еще подкинет из деревни, только свистни!

До глубокой ночи Степан Дмитриевич не смог уснуть – одолели тяжелые думы: надо бы памятник поставить Настеньке вместо ржавеющей железной тумбы , а тут еще внук одолел, денег требует, видно, и впрямь его дружки поколотить собираются. Конечно же, деньги у него были, аж четыре тысячи положил на книжку, когда работал на угольном разрезе, теперь, поди, и процентики набежали. Он встал, нашел сберкнижку и стал писать письмо дочери. Потом успокоенный лег и уснул.

Утром Степан Дмитриевич отправился в сберкассу. Он отстоял длинную очередь, и когда добрался к окошечку, почувствовал, что его стало тошнить от усталости и спертого воздуха. Он протянул в окошечко сберкнижку и с трудом выдавил из себя слова: «Снять бы надо…»

Белокурая контролерша с кукольными ресницами долго подсчитывала, тыкая в клавиши компьютера пальцем, затем сухо произнесла:

- У вас, дедушка остаток – восемьдесят семь рублей.

- Как так? – оторопел Степан Дмитриевич. – В восемьдесят пятом четыре тысячи положил на черный день.

- После деноменации зачеркнули три нуля и ваши тыщи превратились…

- Опять граба… - прошептал Степан Дмитриевич посиневшими и стал медленно оседать на бетонный пол. По лицу разлилась бордовая краска, потекла по жилистой шее за тельняшку.

Толпа испуганно загалдела, потом притихла, склонилась над стариком. И какой-то парень, став на колени, приложился к нему ухом, пощупал пульс:

- Все, выдохнул он и беспомощно развел руками.- Отдал концы морячок.

- Изжился, бедняга, - сгорбленная старушка осенила Степана Дмитриевича крестным знамением. – Уже второй седни падает замертво…

Пока Степан Дмитриевич лежал в морге, Петька продал телевизор, холодильник, кое-что из вещей, очередь дошла до мебели. Он перетряс ящики комода, более - менее ценное откладывал в сторону, чтобы после снести на барахолку, и вдруг наткнулся на деревянную шкатулку, обернутую ярко-красным бархатом. Шкатулка была тяжелой. И у парня взволнованно шелохнулось сердце: не драгоценности ли?... О мертвом старике он не думал.

В шкатулке лежали награды деда: ордена Боевой славы, Красной Звезды, знак Почета, Трудового красного знамени, медали. «Вот это подарок! Да за эти побрякушки немалые баксы дадут!» - обрадовался Петька. Он сунул шкатулку в сумку и тут же хотел бежать на барахолку, но в дверях столкнулся с матерью.

- Где папа? Где дед?- мать поставила у порога тяжелую сумку. – дед прислал тревожное письмо, просил срочно приехать. Что ты натворил?

- Н-ничего, мама… Но деда больше нету,- заикаясь пробормотал Петька.

- Как нету? А где он может быть?

- Умер. В сберкассе упал и умер. В морге он.

Мать схватилась руками за голову и, раскачиваясь, заголосила:

- Ой, чуяло мое сердце! Ох, чуяло – с папой худо!

В последний путь провожали Степана Дмитриевича соседи, друзья- ветераны, взвод автоматчиков из военкомата. Петька шел за гробом рядом с матерью и хлюпал носом. Жалости к деду у него не было никакой, больше лишь сожаление, а лишь сожаление, что тот не успел снять с книжки эти проклятые восемьдесят семь рублей. Он вглядывался в суровые лица стариков, и его все более охватывало отчаяние. Казалось, что все кругом догадываются, о чем он думает.

… Через две недели после похорон Степана Дмитриевича обнаружат его внука Петьку у полотна железной дороги, истекающего кровью. С многочисленными ножевыми ранениями. «Скорая помощь» доставит его в больницу, и он умрет, не приходя в сознание.

- Кто его проводит в последний путь?

Copyright КГБУ Дом работников просвещения© 2018

»Календарь новостей
«  Декабрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
»Форма входа
Логин:
Пароль:
»Друзья сайта
»Подписка на новости

E-mail *:

Введите цифры *:




»Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

» Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1365