Желтый лист упал на подоконник
Не упал, скорей, а… лег несмело.
Я, совсем не осени поклонник,
Долго на листочек тот смотрела.
Что принес он мне? Какие думы
Яркостью и вялостью навеял?
Может он со мною вместе думал
Иль делился думою своею…
Тосковал, что все на свете бренно,
Что всему – свой век. И все проходит.
Я ему – о тайном, сокровенном.
Я – о жизни. Он мне – о погоде.
Дождь слезинкой грустной по листочку,
Как бы невзначай, чуть слышно, капнул.
Раз. Другой. И барабанят строчки,
Как дождя серебряные капли.
Желтый лист. Чуть зелени осталось.
Редкие вкрапленья, как веснушки.
Лист осенний – грусть, а может – радость.
Лист… Какая, впрочем, безделушка!
Я его с окна смахну легонько.
Нет! Возьму в ладони. Невесомый.
Отпускаю. Падает тихонько,
Силою земной к земле влекомый.
… Образ маленького мира – желтый лист.

Послушайте! Послушайте! Послушайте…
Звенит капель! Да-да, звенит капель!
Смотрите, растворилось солнце в лужице…
Мир, словно «по-сырому акварель».

Вдохните этот запах теплой влажности,
Прислушайтесь – природа ото сна проснулась.
Эта новость – первой важности!
На землю вновь спускается весна!

Навстречу долгожданной той красавице
Улыбки расцветают на устах,
И женщины в таких преображаются,
Каких мужчины носят на руках!

И женщина сия непредсказуема!
Она, как вихрь. Цунами. Как пожар!
Она, как половодье, неминуема,
Как первый лист. Она – бесценный дар…

Послушайте! Послушайте! Послушайте…
Звенит капель! Да-да, звенит капель!

Под дождь так спится хорошо…

Под дождь так спится хорошо…
То сыплет дробью мелкой,
То – тихий-тихий шорох… шо…
То – щеткой по тарелкам…
То – однотонный мерный звук –
Скрип старой колыбели…
То – осторожный «тук, тук, тук…»,
Как скромный гость у двери.
Умело бьет за тактом такт,
Поют дождинки песню.
Как жаль, что я – не музыкант…
А то б мы спели вместе.
… Вот нарастает дробный стук.
Полней… Сильней.. И слышно
Как водопад бурлящий вдруг
Обрушился на крышу!
И выхватил меня из сна,
И закружил в потоке
Стучащих рифм. Лишь я одна
И дождь. Мы – в диалоге.

Утро воскресенья
Некуда спешить.
Прочь, забот давленье!
Можно просто жить –
Нежиться, внимая
«утренний эфир»,
Медленно «листая»
Пультом «телемир».
В спальне дверь прикрыта.
Не пробьется свет.
Одеяло сбито.
Был ты рядом. Нет…
Мыслям – передышка.
Будут будни-дни!
Чуть подушку выше…
Тело, отдохни…
Что-то нарушает
Этот ленный лад.
В комнату «вползает»
Пряный аромат…
Вслед за ним ты входишь,
Сердца фаворит.
На разносе кофе
Утренний парит…

Подруге
«Ты такая ж простая, как все,
Как сто тысяч других в России.
Знаешь ты одинокий рассвет,
Знаешь холод осени синий…»
Ты – очаг. И с тобою всегда
Так тепло и уютно, Светлана.
Ты – родник. В нем – живая вода,
Что нам лечит душевные раны.

Ты – как скромный и нежный цветок –
Василек. Колокольчик. Ромашка.
Ты – как летнего зноя глоток –
Вся – порыв! Миг – душа нараспашку!

Ты как солнце! Свет добрый лучей
Льется мягко. Не испепеляет.
Ты – луна средь коротких ночей,
Что потемки души освещает…

Ты – береза. Прохлада и тень
Ждут в твоей шелестящей сени…
Потому, «плагиата мишень»
Стал сегодня Сергей Есенин.

Это он песню женской красе,
Песню родине пел полной силой.
«Ты такая ж простая, как все,
Как сто тысяч других в России».

Разговор по телефону
Звонок. «Алло!.. Что? Соцопрос?
Какой опрос? А в чем вопрос?
Из следопытского кружка?..
Да… время, в общем, есть пока..

Вы спросили меня о городе…
Да-да-да, этот город – мой.
Интересно, что мне в нем дорого?
Всё. Дождь – летом. И снег – зимой.

Как вопрос? Про родные улочки?
Много связано с той, другой…
Тут жила – в Школьном переулочке,
Там из школы брела домой…

Тут коленку расшибла здорово…
Здесь призналась в любви. Сама.
…Первомайская, Горького, Громовой,
Профсоюзов, Тюленина…

Помню ль город в год основания?
Помню. Уж немала была…
И как спорили о названии?
Да, полемика в прессе шла.

Вам забавно, что он – как ленточка?
Да уж, вытянут, что сказать!
«От» и «до» пограничной меточки
Вряд ли в день можно прошагать.

Почему из него не уехала?
Как же город мой без меня?
В него «впаяны» днями-вехами
Жизнь, судьба и любовь моя!

Что? Излишне слова высокие?
Так и без него – никак!
С его прошлым, его истоками
Мои предки сверяли шаг.

…Что, родная? Спасибо, милая!
А…, — но в трубке уже «отбой»…
Жаль… о городе я беседовать
Ещё долго могла б с тобой…

Память
Берег Енисея. Обелиск.
Праздничные марши юбилея.
Снова ветераны собрались.
Только жаль, ряды их поредели…

Показаться бравыми хотят,
Расправляя сгорбленные спины.
Важно и торжественно глядят
Бывшие солдаты и старшины.

Но не верь напыщенности той,
Погляди в глаза. В сердца их. В души…
Мука и страданье. Скорбь и боль.
Грудь сжимают. Беспокоят. Душат.

Это ПАМЯТЬ! Да, это она
Держит цепко, несмотря на годы…
Злая, беспощадная война –
Горечь и величие народа.

… Сорок первый. Первый эшелон.
И второй. За ним – шестой… десятый…
Слезы матерей. Объятья. Стон.
И мольба: домой вернись, солдатик..

Бабкин и Бабурин. Петухов.
Савченко. Казанцев. Селиванов.
Сколько бы вернулось мужиков,
Если б не предательские раны!

«…пал геройски…», «…без вести…», «…погиб…»
Пара строк. Казённые конверты.
Харитонов, Чикинёв, Кузьмин
В памяти односельчан бессмертны.

…Новая Победная Весна
Более двухсот фамилий в списке.
Пусть увековечат имена
Каменные плиты обелиска.

Помните о тех, кто положил
Жизнь за нас. За Родину. Россию.
Помните о мёртвых. И… живых.
Помните, пока они живые.

Вот они – старушки. Старики.
Орденские планки солнце греет.
Снова собрались фронтовики.
Только жаль, ряды их поредели.

Марши юбилейные звучат.
Радость с грустью смешаны на лицах.
Я хочу от всех детей, внучат
До земли им низко поклониться

 

Хочется застыть на чуть-чуть
И остановить жизни бег,
Чтоб осмыслить пройденный путь,
Чтоб понять несущийся век.
Чтоб «просеять»: «да» или «нет»,
Наконец узнать жизни суть,
Чтобы твердый выдать ответ:
Я не зря старался тянуть.
Чтоб сказала Совесть – чиста,
Чтоб Душа спокойна была,
Чтоб прожить, Бог даст, лет до ста,
Завершить успеть все дела.
Как Он даст –не знает никто.
Только мы бежим «без огляд»,
Забываем про «ре-ше-то»,
Про внимательный Высший взгляд.
Потому, постой же чуть-чуть,
Приостанови жизни бег,
Чтоб осмыслить пройденный путь,
Чтоб понять несущийся век…

Ты так мал пред Ним, человек!

Живем, сколь Бог отмерил…
Живем. Но не забудь,
Что «злоба» и «гордыня»
Грозят «уменьшить путь»…

Я их так понимаю:
«своё» — всегда ВПЕРЕД!
«Не слышу». «Не прощаю»…
«Не вижу наперёд…»

Не надо так, поймите!
Бог жертвенностью щедр!
Давайте же, примите
Сей праведный ОБЕТ!

«Своё» забудьте! Дайте
Просящему! Воздаст!
И каждый шаг прощайте!
И Бог простит за вас!

Мы, в суете, порою,
Пропустим жест иль взгляд…
Все «низменное» «роем»…
А жизни дни летят…

Замрите! Нам осмыслить
Свой путь давно пора!
А «зависти», «корысти»
Вон «выгнать со двора»!

Простим тех, кто не понял,
Быть может, наших фраз,
И даже тех, кто «камень
В душе» для нас припас…

Кто, может, взял случайно..
Иль неслучайно… Пусть
Все, ставшее печальным,
Уйдет! Простим! И грусть

Утонет в чувствах добрых!
И дружба расцветет!
И «Эра понимания»
К нам в души вновь придет.

Груз «скидывать с души…
Простим за «зиму, осень»
И в «лето» поспешим!

Простим с Любовью! Верой!
Всем страждущим Бог даст!
Еще простим с надеждой,
Что Бог простит и нас


С Высоцким
«Я не люблю…»
Я не люблю гудок «пожарной»
И «скорой» заунывный вой.
Я не люблю излишне жарко
И «минус пятьдесят» зимой.

Я не люблю, когда над домом
Свисает снежный ком-гора,
Я не люблю, когда про город
Мой говорят: гнилой, дыра…

Я не люблю, когда весною
Между домами тает снег.
Я не люблю, когда такое.
Но за всем этим – человек.


Как важно быть готовым помочь!
День-полдень на дворе или ночь.
Как важно, чтоб сумели понять
Тебя, какого есть. И принять.
Как важно каждый миг нужным быть!
Вот то, ради чего стоит жить!

Я – не поэт. Я – рифмоплет.
Мне не присущ большой полет.
И вся поэзия моя –
Друзья, родные и семья.
Когда мой сват иль брат женился,
Какой с ним случай приключился,
Какой был в жизни поворот…
И вот от смеха за живот
Хватается моя семья.
Всем весело. Довольна я.

Бывает же все так плохо…
Как плохо… Что с этим делать?
Все кажется только черным.
И то, что считалось белым…
И видится: всюду клином
Встает все, куда б ни кинул…
Бывает же все так плохо…
Как плохо… Что с этим делать?
Все кажется только черным.
И то, что считалось белым…
И видится: всюду клином
Встает все, куда б ни кинул…
И словно бы нет исхода –
В огонь бросься или в воду.
Что делать с таким напрягом?
Сил не ни на что… Я лягу.
От всех отрешусь на время…
А вдруг полегчает бремя.
Но это не помогает –
Покой тоже напрягает!
Куда б на сегодня деться?
Быть может, вернуться в детство?
Оно помогло б, наверно…
Но неисполнимо. Скверно.
И вспять колесо не пустишь.
Лишь только добавишь грусти.
И муж приласкать желает.
И это не помогает.
Уйти бы от всех подальше.
От грубости, лести, фальши.
От жизни уйти? Нет, жалко!
И не перегнуть бы палку!
Хотя, если так считаю,
Бог видит – соображаю.
Причина – я не публична.
Важнее все то, что лично.
Дом, дети, семья, сама я…
Боюсь, что сойду с ума я.
Как плохо… Душой страдаю.
Где выход? Найду ль? Не знаю.

А, впрочем, не зря писала —
На толику легче стало.

« Что такое, — нас спросили:
« идеальный детский сад»?
Мы, подумав, расспросили
для начала дошколят.
«Это сад, — сказала Маша, —
где не будет утром каши!»
Следом заявил Антон:
«Отмените лучше сон!»
Вадик стал с мольбой взывать:
«И прививки все убрать!»…
Воспитатель так представил
Идеальный детский сад:
« Чтобы в группу принималось,
Максимум, 5 – 6 ребят!
Чтоб детишки не болели
И ходили круглый год!
Мы бы ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ
К каждому нашли подход!»
Подключились методисты:
«Почему не спросят нас?
В идеальном детском саде
Должен быть компьютер-класс!
Ведь оргтехника для сада –
Это, на лицо, прогресс!
Вмиг облегчится учебно-
воспитательный процесс!»
И родителей, конечно,
Стороной не обойдем,
И про идеальный садик

Им вопрос мы задаем.
Тут отец-предприниматель
Молвил басом: «Господа!
Идеальный детский садик –
Круглосуточный всегда!»
… Каждый респондент отдельно
Выдал правильный ответ…
Только общего решенья
По вопросу так и нет…

Тогда вышли мы из сада
И спросили у людей.
Нам сказали: «Идеальный –
Тот, где НЕТ ОЧЕРЕДЕЙ!»

Закрыть меню